к содержанию

слово о нас
книги
исторические
учебные
научные
другие
награды
архив
услуги

Л.П. Карсаков

Золотая промышленность в Северной Маньчжурии
(конец XIX — начало XX в.)

На территории Северо-Востока Китая следы старых разработок золота времен древней маньчжурской цивилизации известны лишь на крайнем востоке Маньчжурии (в "горной стране"). Китайцы пришли в эти места позднее и, как народ земледельческий, не проявили интерес к золотодобыче. К тому же китайское правительство запрещало разработку золота в Маньчжурии, ставя золотоискателя на один уровень с разбойником и обрекая обоих одинаково на смертную казнь. Лишь в 80-х гг. XIX в. был принят закон о разработке горных богатств в Маньчжурии, согласно которому разрешалось производить разведку и разработку месторождений, промышленник же должен был вносить в казну 2/5 добытого золота.
Интерес к золоту в Маньчжурии пробудили русские. Сначала это были русские "хищники" (так называли старателей, тайно промышлявших золото), а потом — русские золотопромышленники и специалисты, прибывшие сюда в связи со строительством КВЖД и освоением прилегавших к трассе территорий.
Особая роль в разжигании интереса к золоту в Маньчжурии принадлежит знаменитой Желтугинской республике. Она была образована во время "золотой лихорадки", разыгравшейся вокруг богатого месторождения по р. Желтуге (Мохэ) — левому притоку р. Албазихи (Амурахэ). Наличие золота по этой реке было известно русским казакам еще в 1860 г. Но россыпи по р. Желтуге привлекли всеобщее внимание лишь в 1883 г., когда один орочен, выкапывая могилу для своей матери, нашел в долине этой реки несколько золотых самородков. Он сообщил об этом золотопромышленнику Середкину, и слух о фантастически богатых золотых россыпях быстро распространился по всей Сибири, по России и другим странам. Началась "золотая лихорадка". На Амур хлынул поток золотоискателей, за короткий промежуток времени здесь собралось 12—15 тыс. человек. Золотоискатели создали своеобразную организацию, так называемую Желтугинскую республику, с выборными старшинами, чинившими суд и расправу на месте. С 1883 по 1885 год желтугинцы успели добыть до 500 пудов (8,2 т) золота. В 1886 г. китайские войска разогнали эту республику. Но все это широко освещалось в печати и сделало рекламу золоту в Маньчжурии. Многие из желтугинских золотоискателей скрылись, рассеялись на российской стороне Амура и в дальнейшем способствовали возникновению и распространению такого явления, как хищническая добыча золота.
После разгона Желтугинской республики прииски перешли в руки китайцев. Они пробовали эксплуатировать их сами, но у них ничего не получилось из-за отсутствия опытных рабочих. Постепенно о Желтуге забыли.
Сильный толчок к интенсивному изучению горных богатств в Северной Маньчжурии дало строительство линии Китайско-Восточной железной дороги, пересекшей ранее пустынные районы с запада на восток. КВЖД в сочетании с водными артериями создала удобные пути сообщения в Маньчжурии, это способствовало развитию горной, в частности, золотой промышленности в этом регионе. В начале XX в. при содействии царского правительства ряд русских частных золотопромышленных компаний и фирм добились разрешения на получение концессий на добычу золота. Эти компании — Верхнеамурская (ВАЗК), Соединенное товарищество, Российское и Нерчинское золотопромышленные общества, фирмы Асташева, графини Апраксиной, инженера К. Гроховского — много лет успешно вели золотодобычу в Приамурье и Забайкалье. После Русско-японской войны в 1906 г. эти концессии были аннулированы. В 1914 г. ВАЗК и инженер Гроховский возобновили свои концессии в Барге. Но только ВАЗК вплоть до 1921 г. производила серьезные работы по р. Келлари и на правых притоках р. Аргуни, пока местные китайские органы не приостановили работы и этой компании. В дальнейшем разработку золотых месторождений вели китайские компании.
Существенным, если не решающим, стимулом к развитию золотопромышленности в Северной Маньчжурии послужили Гражданская война и политические пертурбации на российском Дальнем Востоке, выбросившие из золотой промышленности российского Приамурья обратно в Китай тысячи китайских приисковых рабочих. Последние, обладая приобретенным на российской стороне опытом, начали работать сначала в приграничных районах, где ранее русскими золотоискателями и компаниями было найдено золото, а затем и в других местах. Это привело к обнаружению новых богатых россыпей золота и позволило в 1919—1920 гг. начать его добычу.
Революционные события в России привели к эмиграции в Харбин нескольких десятков опытных русских золотопромышленников и горных инженеров из России. Они стали интересоваться местными возможностями золотодобычи и сделали очень многое для изучения и выяснения золотоносности этого края, промышленной оценки месторождений золота.
К 1925 г. в Северной Маньчжурии было обнаружено 640 месторождений и проявлений россыпного золота и 50 — рудного. Прогнозные ресурсы россыпного золота в этом регионе, по оценке известного авторитетного специалиста, русского геолога Э.Э. Анерта, составляли 215 000 пудов (3500 т). На фоне богатейшего российского Приамурья, ресурсы которого, по данным того же специалиста, составляли 370 000 пудов, ресурсы золота Маньчжурии выглядели внушительно. Не менее интересны были перспективы добычи рудного золота. Месторождения рудного золота были выявлены в районе правых притоков р. Аргуни (район бывшей концессии ВАЗК), вблизи устья р. Аргуни и в районе р. Мулинхэ на восточном участке КВЖД. По данным русского горного инженера Э.К. Аминова, рудное золото в районе р. Мулинхэ имело промышленное значение. Им положительно оценены были также запасы рудного золота в районе Чжуэгань, в системе р. Хума, Улиньхэ и др. Таким образом, геологами-специалистами было доказано, что Маньчжурия богата золотом.
В 20-х гг. XX века из 15 установленных районов распространения россыпных месторождений в 6 велась систематическая добыча золота. В этих районах — Сахалинском, Хума-Мохэ, правого притока р. Аргуни, северного склона хр. Малого Хингана, Саньсинском и в бассейне р. Верхнего Сунгари — добывалось, по подсчетам Б.П. Торгашева, 8 343 кг золота в год (всего в Китае добывалось 10 670 кг). Наибольшую добычу золота давал Сахалянский район, где в районе Удагоу в системе р. Фабелахэ велись широкомасштабные разработки Китайской Фын-Юаньской золотопромышленной компанией. В 1924 г. добыча золота здесь составила 5078 кг, а в 1922—1923 гг. она достигла 1700 пудов. На разработке золота было занято около 15 тыс. чел. Б.П. Торгашев отмечал, что разработка россыпей была основана на примитивном ручном труде. Кайла и лоток у старателей были единственными орудиями труда. Несмотря на крупные размеры добычи золота, китайские компании трудно было назвать золотопромышленными. По выражению Б.П. Торгашева, они являлись, по существу, скупщиками золота от многочисленных артелей, получавших от компаний площади на откуп.
К началу оккупации Маньчжурии Японией добыча золота в районе г. Сахаляна упала и не превышала, по данным Э.Э. Анерта, 2—3 т в год. После оккупации Маньчжурии монопольное право золотодобычи было передано японским компаниям.
Таким образом, в ходе строительства КВЖД и последующего освоения прилегающих к ней территорий Маньчжурии русскими специалистами была установлена высокая золотоносность и показаны широкие перспективы развития золотой промышленности на северо-востоке Китая. Золотодобыча получила полное развитие здесь во второй половине XX века, и до сих пор этот регион в Китае является одним из мощных золотодобывающих районов.


наверх